Развлечения

Жизнеутверждающий Instagram 90-летней бабушки

Опубликовано 17 ноября 2016 в 17:43
0 0 0 0 0

Иногда кажется, что заводить себе аккаунт в Instagram уже поздно: возраст не тот, событий интересных не бывает, красота ушла. Подобные переживания испытывают даже двадцатилетние ребята. TVR вместе с Раисой Гладких, 90-летней звездой инстаграма, уверенно заявляет, что заводить свой аккаунт никогда не поздно, а посты с возрастом становятся, как и вино, все лучше и лучше.

Разве могла я предположить еще десять лет назад, что смогу рассказывать о себе людям не выходя из дома, и кому-то это будет интересно? Что увижу столько молодых, красивых, подтянутых людей? Загляну в их жизни, увижу вместе с ними красивые места, города, закаты и рассветы?

Мои дорогие! Хочу поблагодарить вас за ваши отзывы, за интерес, проявленный к моим воспоминаниям и много добрых слов. Вы спрашиваете, что мне помогло пережить невзгоды и трудные времена. Первое, что приходит в голову – мой оптимизм. Да, были жуткие условия жизни, голод, холод и потеря близких. Но я не помню, чтобы когда-нибудь меня пожирало всепоглощающее горе. Лишения воспринимались как часть жизни, а не как ее конец. Возможно, все мои эмоции были израсходованы той ночью 1937 года, когда старший брат Степан ворвался в землянку, тяжело опустился на стул и сказал: «Все, дети! Нашу мать убили». Зарыдала его жена, проснулись и заплакали шестеро их детей, а потом и мы, две сестры и два брата Степана. Это было какое-то вселенское горе. Вой, рыдания и детский плач, казалось, заполнил все пространство нашей маленькой землянки. Мне было десять лет, и это был первый и последний случай, когда я чувствовала полнейшую безысходность. Степан, оставшись единственным кормильцем жены и десяти детей, написал письмо директору комбината, на котором работала мать. Тот выделил нам 1000 рублей. Степан выписал на них музыкальные инструменты: балалайку, гитару и мандолину. Все мы были музыкальные и с той поры все время пели. Какие у нас были концерты! Жаль, что этого никто, кроме соседей не слышал. Сколько себя помню – я всегда пела. Приходила на могилу матери, плакала и пела: Пойду выйду на могилу Раскопаю мать родиму, Вставай, маменька, родима Погляди на белый свет. Все друзья твои живые, А тебя давно уж нет! Это не были слезы отчаяния. Нет. Скорее слезы очищения. Я просто пела, а они лились, и мне было хорошо.

A photo posted by Раиса, 90 лет (@raisa_90years_old) on

 

Удивительное время! Что имеют в виду люди, которые сокрушаются «куда катится мир» и утверждающие, что «в наше время было лучше»?

Я помню себя с двух лет, а может и еще раньше. Поэтому я всегда удивляюсь, как это люди могут не помнить, что они делали вчера или что планировали делать сегодня. Я родилась в 1926 году в семье сельских учителей. Точную дату уже не восстановить, в то время записи велись в амбарных книгах, и любой пожар мог уничтожить всю информацию. По моим умозаключениям это был сентябрь, но так повелось, что день моего рождения празднуется 9 мая. Отец был из крестьян, а маму в детстве удочерили в семью священника. Она была образованной невестой с хорошим приданным, и ее долго не хотели отдавать за отца. Я помню в ее комоде платья с кринолином. Детей было четверо. Когда мне было 11 лет, мы остались без родителей. Старшей сестре – 15, брату – 8. Трудно сказать, почему нас не забрали в детдом. Но мы выживали сами. Садили картошку, люди помогали чем могли. Детство было голодное и холодное. Наверно, это закалило нас. Старшая сестра прожила 88 лет. Мальчики, конечно, послабее. Женщины всегда были более выносливые.

A photo posted by Раиса, 90 лет (@raisa_90years_old) on

Да, были жуткие условия жизни, голод, холод и потеря близких. Но я не помню, чтобы когда-нибудь меня пожирало всепоглощающее горе. Лишения воспринимались как часть жизни, а не как ее конец.

Почему я до сих пор не превратилась в развалину с седыми волосами в линялом старушечьем платке на плечах? Потому что всегда нормально относилась к критике. В 65 я покрасила волосы в новый цвет. «Ты похожа на светофор!» — сказала моя внучка. У моих внучек – прекрасный вкус, а я всегда готова становиться лучше. Закупленная впрок краска была выброшена в мусорное ведро. Примерно тогда же я оценила прелесть шляп. Всему свое время. В хлопковых платках, завязанных под подбородком своевременно ходить в возрасте Аленушки или ложиться в гроб. В любом другом возрасте они прибавляют женщине полвека и делают ее безликой молью.

A photo posted by Раиса, 90 лет (@raisa_90years_old) on

 

Всегда считала, что быть немного смешной лучше, чем быть скучной или жалкой

A photo posted by Раиса, 90 лет (@raisa_90years_old) on

Я уже писала, что помню себя с двух лет. Когда я извлекаю сюжеты из глубин своей памяти, и складываю их в единую картину, я вижу, как повторяются из поколения в поколение характеры и судьбы в истории нашей семьи.

Я им сразу сказала, чтоб передали Малахову, к нему я не поеду. И сваху тоже предупредили, если вдруг захочет меня замуж выдать – не пойду.

Я уже писала, что помню себя с двух лет. Когда я извлекаю сюжеты из глубин своей памяти, и складываю их в единую картину, я вижу, как повторяются из поколения в поколение характеры и судьбы в истории нашей семьи. Вот моя мать, Анна, добрая, мягкая женщина, подает на ужин тушеного кролика. Она надеется, что муж примет его за курицу, и семейный ужин пройдет гладко. Но кролик летит к потолку вместе с прямоугольной чугунной посудиной и с грохотом падает на пол. Отец, Афанасий, горяч и бескомпромиссен. Эти его качества позволили ему когда-то жениться на моей матери, несмотря на то, что вся ее семья считала этот брак мезальянсом. Она с родословной и образованием, он – крестьянин, без роду и племени. Пройдет двадцать лет и их старший сын Степан, мой брат, без памяти влюбиться в дочь пастуха. И отец будет также категоричен, как когда-то его собственный тесть. Пастушка, конечно, писаная красавица, но он жизнь положил, чтобы у сына было образование и блестящее будущее, а ее отец пасет овец. Но Степан – достойный сын своего отца, он собирает вещи и уходит из дома, чтобы отказаться от образования и жить в семье пастуха. Через десять лет отец погибнет при странных обстоятельствах, и Степан с пастушкой примут в свою большую семью с шестью детьми, его четверых детей, нас, братьев и сестер Степана. А еще через два года, при не менее странных обстоятельствах, погибнет и сам Степан, оставив все еще ослепительно красивую жену с десятью детьми. Удивительно, как переплетаются судьбы и события. И есть в них какая-то логика и закономерность.

A photo posted by Раиса, 90 лет (@raisa_90years_old) on

У меня никогда не было ни времени, ни желания притворяться слабой. Я все могла сделать сама и мне это нравилось. Три года назад я залезла на стремянку и побелила потолок в своей кухне. Мне было 87 лет, а потолки у меня – три с половиной метра. Примерно за год до этого я перестала лазить в погреб. Хвастаться я тоже не люблю. Но внучки говорят- надо!

0 0 0 0 0