Эксклюзив

Чукотка доставляет

Опубликовано 26 ноября 2014 в 10:45
0 0 0 0 0

Тут один парень из Владивостока попал на Чукотку. На месяц. Своими размышлениями о понятии «город» и жизненных ценностях городского человека по итогам поездки он поделился с TVR. А мы просто не смогли не пересказать их вам.

P.S. Цивилизованным ненавистникам цивилизации и комнатным отшельникам посвящается.

Согласие мое на месячную командировку на Чукотку было из серии «Всегда говори «Да»». Во Владивостоке все дико осточертело, и я решил ехать.

Это столица Чукотки - Анадырь.

Это столица Чукотского АО — Анадырь.

Небольшой 2-х моторный самолет совершил посадку на грунтовую взлетно-посадочную полосу аэропорта «Залив креста». От этого я и проснулся. Пять дней мы ждали этот трудный, в отношении того, чтобы попасть на него, рейс, и вот, после всего часа лету над 250 километрами болотистой тундры и водами залива Креста, мы в пункте назначения – в далеком Чукотский поселке городского типа — «Эгвекинот»…

А это Эгвекинот.

А это Эгвекинот.

Эгвекинот в переводе с Чукотского означает то ли «острая каменная земля», то ли «высокая каменная земля», то ли, – что очень подходит – «каменный мешок».

От нереального столь непривычного для меня пейзажа глаза потеряли фокус. Синее, чистое небо с редкими, маленькими и резко очерченными кучевыми облаками, и эти сопки… Ах. Высотою они, примерно, как сопки пригорода Владивостока, с той разницей, что Эгвекинотские круче – имеют наклон 40-45 градусов и состоят полностью из скальника. Да-да, из скальника, фракции примерно 200-400 мм, который смело можно сыпать в основание почти любого фундамента, – и будет здорово.

Поселок находится на небольшой вытянутой равнинной низменности на берегу залива Святого Креста. С западной стороны его окружают резко уходящие вверх сопки. С восточной – одноименная бухта, входящая в залив. За бухтой – опять такие же крутые скальные сопки. И низкое, чистое небо с облаками. Ландшафт просто неземной. Очень контрастный. Место магическое. Как писал один из современников: «Облик Чукотки, пронизанный ясностью, прямотой и обнаженностью, кажется, дышит вечностью», – очень точно.

Сопки эти напоминали мне «Хмурые горы» из «Властелина колец». В групповых хребтах своих они могут напоминать также кучи грунта сваленного неведомо откуда взявшимися гигантскими самосвалами. . . Они будто смотрят на тебя пристально, не по-злому и очень внимательно, как добрые, древние и мудрые, загадочные великаны. Определенно сопки эти полны энергетического и смыслового содержания. Есть в них что-то одушевленное. Это точно.

Довелось раз увидеть и северное сияние. Это будто откровенный компьютерный спецэффект для кино, вырвавшийся в явь. Столпы призрачного зеленого света в небе… Они быстро меняли форму и интенсивность, освещая облака. Это было что-то. Просто прикосновение космоса. В общем, мне повезло.

Попасть сюда сложно, а ещё сложнее отсюда выбраться. Из транспорта тут только в период летней навигации попутные суда – в основном перевозящие уголь, и круглогодичные самолеты. На то и на другое билеты достать затруднительно – в очереди длиною в несколько дней привилегии достаются тем, кто с детьми или имеет подвязки и блат. Самолеты не взлетают, если ветер хоть на 1 метр в секунду больше, чем дозволенные для вылета 16 метров в секунду…. А ветра здесь славные. Ещё есть нерегулярные вертолеты, а зимой нерегулярные вездеходы, караванами доставляющие по льду продукты в местные магазины.

Эгвекинот – негласно – что-то типа особой погранзоны — сюда не прилетишь, и отсюда не вылетишь, не имея на руках – внимание! – особого суперского документа под названием «Командировочное удостоверение». В котором указано, по большому счету, только название организации, срок прибытия и выезда, печать и подпись ответственного лица. Безусловно, очень «трудный» для подделывания документ…

По количеству и разнообразию растительного и животного мира Чукотка в своих позициях уступает Приморью, однако позиции её основательны. Белые и бурые медведи, лисы, белоснежные жирные полярные зайцы с маленькими ушками и крупными задницами, проворные и вызывающие умиление суслики – евражки.

И олени. Много, бесконечно много оленей.

Деревьев нет совсем. Зато есть низкорослый кустарник. Превеликое обилие ягоды голубики, брусники. Погода меняется также динамично как во Владивостоке. Туман – ясность – морось – мокрый снег – дымка – редкие облака.

Население Эгвекинота — примерно 2500 жителей. Процентов 70 – русские, лучше сказать — люди европеоидной расы, остальные — Чукчи, Эскимосы, Эвенки, прочие коренные народы, которые между собой различаются и не есть одно и то же, как это видится нам. Как я услышал позже, мы для них тоже на одно лицо. Большеглазые.

Эгвекинот представляет собой модель города. Только тут все меньше и проще. Есть один маленький, в сравнении с Владивостокским, порт, один маленький аэропорт с грунтовкой, отделение полиции, отделение Сбербанка, одно небольшое кладбище, одна ГРЕС, церковь и церквушка, продуктовые и хозяйственные магазинчики с — как это частенько бывает в маленьких городках – милыми названиями — «Улыбка», «Сказка», «Галина», «Светлана», «Катюша», «Катюша 2», «Луна», «Полюс». На поселок — 4 таксиста и, вроде как, 2 кабака. За 7-10 минут Эгвекинот можно пересечь по диагонали пешком.

Как мы потом узнали, Эгвекинот считается Чукотским Сочи, и при Абрамовиче были идеи перенести столицу ЧАО именно сюда. Этого, однако, не состоялось.

Этот поселок напоминает мне небольшое селение из какой-нибудь RPG, где есть один кузнец, одна таверна, дружина, лекарь, ратуша, гильдия магов. Нечто такое милое и маленькое…

В Эгвекиноте жизнь проще и спокойнее, все более приближено к основам жизни, к традициям. Там нет этого «бесива с жиру». Нет этих ваших лукбуков и воркшопов, нет модных ночных клубов, нет насилующей глаза наружной рекламы и пестрящего изобилия. Хотя, местные там такие же люди, — носят смартфоны, молодежь куражится, вычурно одевается. Но нет в них такого безумства, как здесь. Нет расизма, нет враждебного отношения к приезжим, нет и субкультур – даже сама мысль о возникновении таковых в Эгвекиноте– смехотворна. Какие к черту скинхеды, панки, фашисты, антифа или готы, когда зимой мороз за минус 30 и штормовые ветра! Там такие развлечения – недосуг. Казалось бы, там гораздо меньше атрибутов современной цивилизации — но в этом есть какая-то свобода.

В Эгвекиноте нет прямой видимости ни на один спутник, интернет чрезвычайно медленный и тугой. В непогоду же его просто нет (тогда даже банкоматы перестают работать, LOL). Нет и кабельного телевидения с миллионом каналов. Из-за интенсивной работы и отсутствия интернета я не залипал во Вконтакте. И вскоре поймал себя на мысли: насколько мне легче без этого лишнего, ни к чему не приводящего общения…

Нет обилия информации, искажающих реальную картину мира, чужих интерпритаций этой картины мира. Зато есть приветливость и дружелюбие, есть реальная жизнь с реальными ценностями и бОльшая близость с природой. Ведь человек изначально природное существо, так?

И что тут, казалось бы, удивительного?

Через такую миниатюрную модель города лучше понимаешь, что такое город в принципе. Навскидку я бы определил город как локацию, которая в силу географических, политических, религиозных и каких-либо ещё причин стала густо заселена людьми, обменивающимися услугами и ресурсами.

Город — вовсе не место сосредоточения абсолютного зла, не «Вавилон», где люди, точно шестеренки и гигантского механизма, беспрестанно вращают огромную махину, которая высасывает их энергию, как о том поют многие поэты или пишут некоторые шизотерики.

Кто-то печет хлеб, кто-то строит дома, кто-то шьет майки, кто-то топит печи, кто-то следит за детьми, кто-то охраняет от недругов, кто-то устраивает забавы, кто-то лечит, кто-то ведет учет и т.д. Кто на что горазд. И ещё живут рядом – потому что здесь место удобное, чтобы черпать природные ресурсы. Вот тебе и город. А ещё для удобства придумали такую невероятную и сверхликвидную штуку как деньги (конечно, потом с нею стали мутить такие чудовищные фокусы что «огого»).

Нет в городах того ужаса, что я видел прежде. Или как об этом горланят так называемые представители духовно растущих обществ.

Как ты будешь сидеть в позе полулотоса в своей квартире в панельном доме зимой, если не будет отопления и света?

А ведь чтобы добыть его трудятся многие и многие, в том числе инженеры энергетики, разно рода счетоводы – бухгалтера, различные администраторы и, конечно же, рабочие в грязных робах, которые матерятся, едят мясо и время от времени употребляют крепкие напитки. Как бы ты сидел в своей «презренной бетонной коробочке», если бы она не была спроектирована и построена в основном мясоедами, на которую ушло то количество человеко-часов, рублей и тех и тех материалов, которое указано в смете, которую считали сметчики – да-да, представители того самого презренного офисного планктона? И, заметим, без смет – не обойтись. А кто-то добывал топливо для этой ТЭЦ. А кто-то выращивал овощи и фрукты, а кто-то их вез в город. . . Сможет ли современный йог обойтись без жилья, тепла, света, одежды и тех продуктах которые были выращены и завезены в его город? Нет.

Всему, что существует, есть причина, которую теоретически можно понять. Ничто не существует «просто так». «На все есть распоряжение высших инстанций».

Проживая внутри большого города долгое время, понятие города искажается, человек перестает видеть этот объект экономической системы в целом, просто потому что город большой, и его трудно охватить взглядом.

В конце концов, города занимают намного меньше площади на земле, чем незаселенные территории. А ведь система никого не держит, хочешь – уходи…

Несмотря на то что это удаленный населенный пункт в суровом с экстремальным климатом краю, Эгвекинот не только не вызвал отторжения, но был как-то тонко, по-своему приятен. И правильно сказал один местный, выразив эту парадоксальность:

«Север — затягивает»…

sam_0069

0 0 0 0 0