Cat-Man 24.01.2016

Владивосток, пока! Bonjour Paris! Часть 5

Несколько лет назад один мой знакомый решил променять свою размеренную обычную жизнь на жизнь безумную и неординарную. Так он отправился в Европу, два года жил в сквотах Франции, нелегально перебрался в Англию, сжег российский паспорт и развеял его пепел над Ла-Маншем. В пятой части истории — последняя точка моего путешествия по Франции, корабль, сожженный паспорт, граница и английская сторона.

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4

Несколько месяцев кряду мы беззаботно веселились и просто жили. Биби уехала в Париж, Мик окончательно заболел моей идеей скататься в Англию и сейчас искал возможности перебраться на другую сторону, а я устроился подрабатывать в энтрепо грузчиком.

Попутно, Мик попросил ребят из Парижа пробить возможные и не дохлые варианты, я в свою очередь попросил англичан найти нам приют на первое время, в общем, вокруг нас закрутилась нехилая бурная деятельность, пока мы бездельничали.

Конечно, когда дело касается нелегальной эмиграции, люди начинают видеть в тебе супер-шпиона, думать что ты знаешь людей, которых лучше не знать, а за незаконное пересечение всех возможных границ тебя ищет МИ5, ЦРУ, КГБ и хрен его знает кто еще. Нет, все не так.

На самом деле это все настолько тупо и скучно, что расписывать это в духе приключенческом вообще не имеет никакого смысла. Чаще всего человека прячут где-то в недрах транспорта в точке. А и извлекают оттуда в точке Б. Ну и, конечно же, каждый эмигрант может одним словом сказать, как он перебрался через границу, точнее одним именем, потому что «в сухую», то есть без всякой сторонней помощи границы пересекают только безумцы и конченые дикари.

Нашего «гида» звали Дидье Морон. Парень работал в порту, частенько выходил на прокатной яхте, знал половину транспортных трудяг и был похож на араба, еврея и англичанина одновременно. Телефон Дидье нам передали ребята из Парижа, по их рекомендации стало понятно, что работает он давно и круто, а возит туда и обратно только белых.

Все было не так, как я ожидал, не так серьезно, что ли, не так секретно и криминально…

Мик позвонил Дидье сразу же, как получил номер, они долго общались по телефону и часиков в восемь Морон приехал к нам собственной персоной с 3 упаковками пива и огромным пакетом чипсов. Мы болтали с контрабандистом часа три, а то и четыре к ряду. Дидье поведал нам о всех способах уехать из Кале в Дувр, затем о самых комичных случаях, типа, пяти сирийцев на надувной двухместной лодке, и закончил торгами о цене нашей переправы. Сам Дидье Морон, кстати, не считает себя контрабандистом. Дидье Марон считает себя почетным гражданином Франции и не менее почетным гостем Англии. «Транспортная компания Марона», как он гордо именует себя и еще пару человек ему помогающих, занимается транспортировкой лучших кадров Европы со значительной скидкой. Нужно отдать Дидье должное, он сделал действительно огромную скидку, настолько огромную, что нам с Миком сразу подумалось, мол Дидье не справится со своей задачей, и мы либо утонем, либо будем схвачены. Окончательно эта мысль утвердилась в нас, когда Дидье назначил все это ответственное событие на завтрашний вечер.

b10c4ab27a80fb76366c90cc3c01045a

Контрабандист покинул нашу квартиру, а мы с Миком до утра спорили, получится ли или мы прогорим. Не помню уже точно, что за аргумент окончательно перетянул чашу весов этого спора, но вечером следующего дня мы стояли в порту с рюкзаками, попрощавшись с Францией и Кале.

Дидье провел нас через КПП, выдал вонючие рабочие спецовки и сапоги, взял деньги, завел на паром и помахал нам ручкой с причала. Паром тронулся, мой рюкзак закинули куда-то в ящик с отходами, а меня самого отправили на кухню. Мика я потерял по дороге. Народу на пароме было очень много, помню я тогда еще ужаснулся, как много эмигрантов едет вместе с нами. Там на кухне повар дал мне задание чистить картошку и успокоил меня, что таможенники их судно не тронут, а если и тронут, то сюда на кухню они точно не зайдут. Также повар проконсультировал меня, что делать, если таможенники все-таки нагрянут на кухню, оказалось, единственное, что мне нужно сделать, это сказать, что документы у меня в каюте, а самому по-тихому смыться и зашухериться где-нибудь поглубже. Где-то полтора часа все было относительно хорошо, но к половине одиннадцатого начался какой-то кошмар.

Судно встало, всех присутствующих попросили подняться на палубу, кок побелел как мел, и быстренько свалил, приказав мне сидеть тихо как мышка, а лучше спрятаться. Мимо несколько раз пробежал молодой матрос, он паниковал и искал место, куда можно было бы спрятаться. К моему горлу подступил тяжеленный ком, когда я услышал от него, что его, гражданина какой-то там страны депортируют немедленно, если найдут документы. Я окончательно запаниковал. Мне, конечно, стало легче, от того, что я не один попал в эту задницу, но матрос быстро улизнул с кухни, потерявшись в бесконечных корабельных проходах, а я судорожно бросился искать место, где я смог бы спрятать свой прекрасный русский паспорт, лежащий у меня прямо в нагрудном кармане. Места такого не оказалось, зато нашлась прекрасная газовая горелка.

В суде и сериалах состояние подобное моему на тот момент называют состоянием аффекта, Помню все как в мультике, кадрами.

5ad4e3a46e61d546d22c949ff068a453

Помню, как я достал железную миску, как вырвал из паспорта бумажные страницы и сжег их дотла, когда дело было сделано, я вытряхнул пепел в иллюминатор, кинул в тарелку обложку и оставшуюся пластиковую страницу, сжег все это и выкинул вместе с тарелкой в окно. Причем тарелку я специально кинул боком, надеясь, что она быстрее пойдет ко дну. На кухню спустя, наверное, минут двадцать, когда у меня уже в глазах начало темнеть от волнения, пришел какой-то тип, посвятил мне в лицо фонариком, задал несколько вопросов: где я живу, почему я не вышел на палубу, что я матрос делаю на кухне. Теряя сознание на ходу, путаясь в словах, чудовищно потея и чудовищно жестикулируя как каракатица, я каким-то образом умудрился ответить на все вопросы, причем довольно хитро и правдоподобно. На вопрос о месте жительства я назвал парижский адрес Биби, затем пожаловался на боли в ноге и заверил пограничника, что я есть в списке, поданном капитаном, что я не мог работать полноценно и поэтому помогаю на кухне, что документы у меня с собой и в порядке, да еще и представился ему Дидье Мороном. Наверное, все это прозвучало убедительно, потому что пограничник ушел. Не знаю, что там происходило наверху, но спустя еще минут двадцать корабль заурчал довольным котом и двинулся дальше, а я выдохнул и вышел на палубу покурить. На палубе я встретил кока, он отправил меня за рюкзаком, порадовался, что меня не забрали и посоветовал скорее найти своего друга потому что «наша остановка» через час. Мик сам нашел меня, пока я извлекал из ящика свой рюкзак, оказалось ему повезло больше, он помогал судовому электрику что-то там чинить где-то в самой глубине корабля и поэтому совершенно не испытал никакого волнения, а также не видел никаких пограничников. Через десять минут мы вышли на палубу, моряки спустили трап, такую своеобразную прямую как палка лестницу и по ней перебросили человек десять-пятнадцать, включая меня и Мика, на небольшую лодочку. А уже на лодочке мы добрались до английского берега. Оказавшись на пирсе с другой стороны проклятого Ла-Манша, я тут же позвонил английским друзьям, которые должны были нас забрать, потому что мужик, который вез нас на лодке сказал, что дерьмово будет, если мы выйдем на дорогу пешком. Ибо нас тут же накроет полиция. Англичане забрали нас с точки нашей высадки и сразу же повезли нас в сквот. Этот сквот определенно нам понравился. Конечно, он не был огромной фабрикой или чем-то промышленным, нет. Наше новое место жительства было чудным деревенским домиком, точнее скоплением чудных деревенских домиков. Оказалось, что это не сквот даже, а резиденция одного художественного клуба. Это место очень мне понравилось, поэтому я живу здесь вот уже как год, а Мик через месяц после того как мы пересекли границу, уехал в Лондон веселиться и отдыхать. Могу ли я сказать, что Англия нравится мне больше чем Франция? Возможно да, могу. Дело все в том, что тут такие невероятные программы для беженцев, что иной раз я уже подумываю о том, чтобы сдаться властям и жить себе на правах беженца. Язык намного проще, люди немного добрее, трава зеленее. Конечно, мне тяжело сравнивать Англию и Францию, ведь я еще не был в Лондоне, и возможно я еще вернусь в Париж, а может поеду дальше, я бы хотел оказаться в Ирландии на день Святого Патрика… Я надеюсь, вам понравилась моя история, в следующий раз, когда я куда-то поеду, я обязательно об этом напишу!

текст — Андрей Голубь





в центре внимания Вернуться на главную

цитата дня Сейчас движение по мосту перекрыто по причине того, что на участке дороги за переправой вода поднялась почти на метр. На месте дежурят специалисты МЧС и Примавтодора. Восстановительные работы начнутся сразу, как только спадет уровень воды в реке
Александр Швора, директора департамента транспорта и дорожного хозяйства администрации Приморского края, о "размытом" мосте через реку Кроуновка
видео дня Что стало с асфальтом на мосту? Он растворился.
Сергей Андреевич Ланин