Владивосток, пока! Bonjour Paris! Часть 4

Несколько лет назад один мой знакомый решил променять свою размеренную обычную жизнь на жизнь безумную и неординарную. Так он отправился в Европу, два года жил в сквотах Франции, нелегально перебрался в Англию, сжег российский паспорт и развеял его пепел над Ла-Маншем. В четвертой части истории — родина Жюля Верна, город Амьен и кенийское скупердяйство.

Часть 1
Часть 2
Часть 3

ct638_10101112091932684

До Амьена, городка находящегося всего в 150 километрах от Парижа, мы добрались за несколько часов.

Этот город сильно отличался от столицы. Несмотря на такое близкое расположение, в отличие от динамичного Парижа, Амьен на первый взгляд, казался его младшим, медленным, как черепаха братом, панцирь которой со временем покрылся брусчаткой, цветами и добрыми старушками.

Днем, мы посетили практически все букинистские магазины в центре, поглазели на собор, сходили в музей Жюля Верна, жившего когда-то в этом чудесном городе, где я купил себе несколько томиков его произведений на французском и уже ближе к шести вечера отправились смотреть наше заранее забронированное через интернет жилище.

Еще, будучи в Париже, мы заранее «поселились» в одной из комнат двухэтажного особняка по улице Жакобен на несколько дней. Пока Биби оплачивала наше проживание и подписывала какие-то бумаги, я изучал окрестности, сидя на крыльце дома. Вскоре она вышла ко мне, держа в руке ключ от заветного жилища. Я взял наши сумки и поднялся вместе с ней на второй этаж. Биби открыла комнату, и вошли мы туда уже втроем: я, Биби и владелец комнаты долговязый кениец по имени Джулиус.

Кениец продемонстрировал нам, что в комнате все работает: он включил воду, пощелкал всеми выключателями, и уже собирался уходить, когда я заметил, край сумки торчащий из-под кровати и остановил его. Джулиус заверил нас, что это недоразумение, что прошлые жильцы съедут через несколько часов и что нам не стоит беспокоиться.
Мы с Биби оставили сумки в комнате и отправились в бар «Бразери Лаунж», находящийся буквально в двух шагах от нашего дома, чтобы встретиться там с парочкой старых, амьенских друзей из Парижа, пообещавших познакомить нас с местной кухней, вином и историей.

Закончилась наша экскурсия приблизительно к двум часам ночи. Биби утомилась и задремала в машине свернувшись клубком на заднем сидении, а мы с ребятами, пользуясь случаем заехали в один из баров, и взяли с собой пару упаковок местного крафтового пива, загоревшись желанием, посидеть в саду, рядом с домом, в котором мы с Биби поселились.

1364732633_amiens_cathedrale_credit_laurent_rousselin-amiens_metropole_768x600

Припарковав машину, наши друзья отправились в сад, а я пообещал им, что присоединюсь немного позже. Мы с Биби поднялись наверх, она достала ключи из кармана, открыла дверь, включила свет и закричала. Я не понял, что происходит, поэтому отодвинул ее в сторону и заглянул в комнату. На полу в несколько рядов лежала целая куча людей. На одноместной кровати, валетом спало три человека, в ванной лежали парень с девушкой. Я схватил Биби за руку, вывел ее из комнаты и захлопнул дверь. Затем мы вместе с ней спустились вниз, и я попросил ее сходить в парк за нашими друзьями. Я был невероятно зол на Джулиуса, поэтому подошел к его комнате, и изо всех сил ударил по двери кулаком. Кениец проснулся, я услышал шорканье его тапок по полу, затем щеколда на двери щелкнула, и он приоткрыл дверь «на цепочке».

-Привет. Чего тебе? Время позднее.

-Слушай, что за хрень? У меня люди в комнате.

Джулиус, по всей видимости привык уже к подобным ситуациям, потому что выражение его лица нисколько не изменилось.

-Слушай, ты сколько заплатил? Хочешь жить один, доплачивай. Им. Пусть уходят в коридор. По средствам и конура.

Я опешил, а Джулиус захлопнул дверь и задвинул щеколду.

Я начал изо всех сил колотить по двери, а через несколько секунд пришли и мои товарищи вместе с моей напуганной Биби. По дороге она объяснила амьенцам суть происходящего. Ребята совершенно не растерялись, и через дверь крикнули домовладельцу, что они местные, и что они подожгут его халупу, если он не выйдет на диалог.

По всей видимости, угроза сработала, потому что кениец снова открыл дверь «на цепочку». На этот раз беседовали амьенцы.

-В чем проблема? Верни ребятам деньги и сумки, если не можешь их поселить.

-Нет проблем никаких, пусть селятся, сумки в их комнате.

— А что за люди там?

-Туристы тоже.

-Ты охренел? Сели их отдельно!

-Нет. Они заплатили как все, будут жить со всеми.

В диалог вмешался я, в тот момент я настолько разозлился, что начал орать на кенийца отборными русскими матами, кениец в ответ начал изрыгать проклятия на своем родном. Меня перебили амьенцы, вернув диалогу понятный всем присутствующим французский язык.

Разговор затянулся почти на сорок минут. За это время каждый из нас успел поговорить с ним по нескольку раз, а он совершенно не понимал, что от него хотят привередливые белые люди. За это время, в холле его «гостиницы», собралось несколько постояльцев разбуженных нашими криками и еще пять-шесть местных ребят, вызванных нашими друзьями по телефону, в перерывах между диалогами.

1

Точку в этом споре поставил кениец. Он захлопнул дверь, напоследок крикнув, что это его дом и его правила и чтобы мы все убирались отсюда, если они нас не устраивают.

Мы с Биби поднялись наверх и забрали свои сумки, а наши друзья подогретые спиртным, пришли к общему выводу, что раз кениец не хочет возвращать деньги, значит, они должны взять их сами.
Начался так называемый «Штурм кенийской крепости».

В принципе, гениальный план одного из амьенчан был до чертиков прост, они скрутили ковер, напихали в середину бумаги, подожгли всю эту конструкцию и прислонили ее к стене, напротив двери кенийца, как раз в то место, куда смотрит его глазок.

Крепость сдалась через несколько минут, когда густой дым заполнил весь холл, и мы все чтобы не задохнуться, ломанулись на улицу, Джулиус выскочил из комнаты, выкинул ковер во двор, и уже было собрался забежать обратно, когда дверь в его собственное жилище захлопнулась перед самым его носом. Самый молчаливый и неприметный местный, оказывается, спрятался в холле, пока его друзья поджигали ковер, и теперь задвинув щеколду, поднял жалюзи на окне Джулиуса и разыскал журнал записи постояльцев. Хитрец вырвал страницу, на которой Джулиус записал данные Биби, забрал копии ее документов, взял из ящика стола сумму которую мы заплатили за номер, и вылез в окно. Джулиус тем временем выбежал во двор и принялся угрожать нам полицией, но смолк, когда наши друзья сказали что он не вызовет полицию, потому что в его доме находится целая куча незаконных эмигрантов и, что они сами готовы вызвать полицию если он так настаивает. Скрепя зубами кениец извинился и выдал местным в качестве компенсации ящик какой-то выпивки из своей заначки, а мы с Биби твердо решили, что утром мы отправимся дальше. Переночевав у наших друзей, ранним утром мы взяли свои так и не распакованные сумки и отправились как можно дальше от Амьена, опасаясь, что ушлый кениец ни свет, ни заря выгонит своих постояльцев и все-таки вызовет полицию. К счастью границу Амьена мы пересекли уже к обеду, направившись дальше на север.





в центре внимания Вернуться на главную

фото дня Учения во Владивостоке
@diana_efimova_travel
цифра дня 5284 столько укусов клещей зарегистрировано в Приморском крае с начала 2016-го года