Эксклюзив

Владивосток, пока! Bonjour Paris! Часть 2

Опубликовано 24 сентября 2015 в 00:25
0 0 0 0 0

Несколько лет назад один парень из Владивостока решил променять свою размеренную обычную жизнь на жизнь безумную и неординарную. Так он отправился в Европу, два года жил в сквотах Франции, нелегально перебрался в Англию, сжег российский паспорт и развеял его пепел над Ла-Маншем. В череде публикаций на условиях анонимности этот парень согласился рассказать TVR о том, как проходили его приключения и зачем ему всё это нужно. Во второй части истории — новая работа, настоящие друзья, а также французская взаимовыручка и обретение смысла всего дальнейшего путешествия.

У Робера я прожил где-то около месяца. За это время я нашел себе работу, научился более-менее сносно говорить на французском и обзавелся кое-какими вещами необходимыми для жизни в сквоте (спальник, одеяло, рюкзак, сменные вещи, тарелка, кружка и Т.Д.). У меня также появилось много новых друзей и знакомых, из разных сквотов, политических течений и творческих кругов.

Работенка мне досталась не пыльная и заключалась она в том, чтобы днем шляться с художниками-каррикатуристами по Монмартру и объяснять русским туристам, что их хотят нарисовать за символическую плату, а вечером переводить для нескольких журналистов тексты с русского на разговорный французский, так как писать на френче в тот момент я еще не умел.
Вся эта новая и необычная жизнь затянула меня настолько, что по окончании первого месяца жизни в Париже я практически перестал писать и звонить домой. Более того, получая свой процент от деятельности художников и журналистов, которым я помогал, я не только больше не просил выслать мне денег, но и сам начал отсылать домой некоторые средства, показывая тем самым, что у меня все хорошо.

К концу месяца центр Парижа был исхожен мною вдоль и поперек. Но тут мне подвернулось новое интересное предложение, один знакомый предложил мне переехать в сквот «400 COUVERTS».

WWL

WWL

Однако уже через месяц из четырехсотки я съехал в заброшенную ткацкую фабрику, в пригороде Парижа, затем в бункер одной небезызвестной политической партии, а после снова в четырехсотку. Мотивы мои были просты как два пальца: я хотел посмотреть все.
Я все больше влюблялся в эту кочевую жизнь, в этих людей. Более того, в моем мозгу поселилась шальная и безумная мысль: с наступлением лета я собирался посмотреть всю Францию, и в первую очередь прогуляться по Каннам.

Я понимал, что вылетев обратно в Россию, я возможно уже не вернусь назад, поэтому проснувшись однажды утром и откинув одеяло, я подкинул в печь дров, посмотрел в окно и решил для себя, что здесь я останусь до последнего, до депортации. Эта мысль сняла с моих плеч огромный незримый камень и почти всю зиму я прожил в разных сквотах, изучая пригородные районы Парижа и попадая в разные комичные и не очень ситуации.

Помню как-то уже в Январе я ехал на метро, с одним своим знакомым украинцем Миком. Миком его впрочем, называли только французы, потому, что этот гений зачем-то представился им Миколой. Смекалистые лягушатники быстро провели параллели со своим любимым именем Николя, и впоследствии сократили имя Микола до Мик. Хотя формально, Мик Миколой не являлся, по паспорту он был Александром Андреевичем.

Простите, отвлекся. Так вот, значит, ехали мы из центра, с двойного свидания домой, когда к нам подошли полицейские. Ни у Мика, ни у меня не было с собой документов, и нас попросили проследовать в полицейский участок на ближайшей станции. Мик держался уверенно, а вот я не хило испугался. Выходя из вагона, он шепнул мне на ухо «надо сваливать», и я согласился. Улучив удачный момент, когда полицейский, державший меня за рукав куртки, расслабился и отвлекся, у самых дверей участка, я резко дернул рукав так, что бедолага вскрикнул и чуть не растянулся на полу, я же даром времени не терял, и дал стрекача. Мик не успел вырваться и, обернувшись, я успел увидеть только рукав его синей куртки, скрывающийся в дверном проеме отдела.

948003100

Пробежав несколько кварталов, я поймал машину такси и направился домой. В тот момент я обзвонил всех своих французских друзей, чтобы выяснить, куда забрали моего украинского товарища и как его оттуда вызволить. А подъехав к фабрике, в которой мы жили, просто опешил, увидев Мика в окружении полусотни наших общих знакомых. Оказалось, что Мик тоже свалил, оставив в руках полицейского свою любимую парку. Впрочем ребят приехавших к нам на выручку мы отблагодарили с русским размахом и закатили гулянку которую можно было бы не кривя душой назвать «Проект Х. Французская версия».

А еще той зимой я влюбился. Впервые, но по настоящему, по-французски. Кстати у моей любимой, очень смешное имя – Биби. Но о ней я расскажу как-нибудь в следующий раз.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook