Эксклюзив

Убийства нет, убийца — есть. История Виктора Коэна

Опубликовано 16 июля 2015 в 00:06
0 0 0 0 0

Отвлекитесь и представьте на секунду, что в нашем цивилизованном обществе вдруг узаконят пытки. Полиция беспрепятственно сможет сажать людей в собственные темницы, пытать и заставлять признаться в злодеяниях, которые эти люди никогда не совершали. Только задумайтесь, насколько страшно будет жить в полицейском государстве, где в любой момент вас могут осудить за убийство человека, который на самом деле все еще жив. Главного героя этого ужасающего и потрясающего воображение своей абсурдностью сюжета зовут Виктор Коэн, и осужден он за преступление, которого не совершал. А если быть  совсем уж точным, за преступление, которое никогда и никто не совершал. la_fJ7B8scM

Глава первая: Девушка с мечтой

А началась эта история три года тому назад. Виктор в том момент жил со своей девушкой Галиной Колядзинской, которая с детства мечтала построить карьеру модели. Со временем интересы Галины видоизменились и из модельной деятельности девушка захотела перебраться в сферу эскорт-услуг, о чем она неоднократно сообщала своей маме.
«Из приморья за «хорошей жизнью» девушки обычно едут в азиатские страны. В Европе, россиянки не очень востребованы, а вот в Корее или Китае, это статус. Это презентабельно. Знаток»

Коен5
Очевидно, что интересы Галины ни коим образом не пересекались с семейной жизнью и потому расставшись со своим молодым человеком, девушка собрала свои вещи и прихватив 300 тысяч откупных, исчезла, напоследок заявив, что Виктор больше никогда ее не увидит. Хлопнув дверью, Галя ушла, а через три дня домой к Виктору нагрянула полиция, от которой он узнал, что оказывается Галина пропала, и родители написали заявление о пропаже дочери в полицию. Перевернув все вверх дном и изъяв видеозапись из соседнего супермаркета, на которой видно как Галя уходит из дома одна, а также проведя все возможные экспертизы, включая полиграф, полиция решила что девушка уехала на заработки, и ограничившись этим выводом дело заморозила, присвоив Галине статус пропавшей без вести.

Виктор зажил своей жизнью со своей нынешней женой Татьяной, и уже забыл об этом инциденте когда спустя три года, летним вечером на его мобильный позвонила девушка и представившись Старшим Следователем Ленинского Следственного Комитета, пригласила его на допрос. Наш герой, поступил как законопослушный гражданин и явился в условленный час в следственный комитет, где его снова допросили и сообщили, что возбуждено уголовное дело по признакам преступления. Виктор снова рассказал все, что знал и отправился домой. А через месяц его снова вызвали в полицию, где он узнал, что теперь не является свидетелем, а фигурирует как убийца-душегуб. Тут же Виктору предложили написать явку с повинной, в которой он расскажет где, как и когда он прикончил Галину Колядзинскую.

Глава вторая: Местная «Лубянка»

Виктор, как и любой здравомыслящий человек, сразу сказал, что Галину он не убивал, и признаваться в этом не собирается, но у следователей было свое мнение на этот счет. Здание, в котором держали Виктора, находится по адресу Карбышева-4 и называется ОРЧ-4. И помимо простых восьми этажей с бескрайними кабинетами следователей в этом «доме правосудия» имеется еще один этаж, попасть на который простому смертному без надлежащей корочки просто невозможно. Именно в застенках этого этажа представители закона проводят «следственные мероприятия» с особо упертыми преступниками, которые в большинстве своем просто не виновны. Так или иначе, но в любом случае туда человек поднимается свободным, а обратно возвращается покалеченным и, как следствие, явившимся с повинной. Виктора, как особо упертого, тоже направили туда.

«Пытают, да. Может и повезти, если сразу все подпишешь, «зассышь», взмолишься, в колени упадешь. В таком случае, может, и отделаешься парочкой ударов по лицу. Я даже боюсь представить, что будет, если пойдешь в отказ. Не знаю, как в вашем ОРЧ, у нас все это не так происходит. Не так страшно».

— Бывший арестант из Сибири

Следственные мероприятия, которые довелось испытать Виктору,  — это не просто избиения до полусмерти. И это не просто запугивания. На голову Коэну надевали целлофановый пакет, душили до потери сознания, затем приводили в чувство нашатырем и начинали заново, но Виктор упорно стоял на своем.

«Пакет на голову — это весьма распространенный метод. Некоторые следователи идут дальше и используют противогаз наполняя его сигаретным дымом. Способ очень действенный особенно в отношении к некурящим людям. Могут бить дубинкой обернутой мягкой тканью, чтобы не оставлять следов, но обычно физически не воздействуют, больше давят морально».

— Следователь

В этом же здании, в кабинете буквально через стенку, в тот момент находилась и жена Виктора, Татьяна. Виктор знал об этом. Полицейские пообещали ему проделать с Татьяной более страшные вещи, и не раздумывая он тут же подписал явку с повинной.

Справедливости ради, стоит отметить, что Татьяну следователи не тронули. Доблестные стражи правопорядка ограничились угрозами избиения и обещаниями изнасиловать девушку прямо на рабочем столе.

Коен4

В бумаге, которую подписал Виктор, говорилось о том, что он задушил Галину, затем расчленил ее тело в ванной и вывез в лес, где сжег тело на автомобильных покрышках.
В полубессознательном состоянии и уже в статусе обвиняемого Виктора отвезли в изолятор временного содержания, быстренько осудили и заключили под стражу, однако в СИЗО-1, где должен был в дальнейшем содержаться обвиняемый, и где еще остались здравомыслящие люди, Виктора принимать отказались по причине его уж слишком подорванного следственными мероприятиями здоровья.

Из СИЗО его отправили в Первореченскую, а затем и Тысячекоечную больницу, где у Виктора обнаружили и документально зафиксировали сотрясение мозга и баротравму уха.
Баротравма — физическое повреждение органов тела, вызванное разницей давлений между внешней средой (газ или жидкость) и внутренними полостями. Баротравмы обычно возникают при изменении давления окружающей среды, например, при осуществлении водолазных спусков, занятиях фри-дайвингом, при взлёте или посадке самолёта, а также в некоторых других случаях.После этого нашего героя все же отвезли и поместили в СИЗО и не куда-то там, а в самую настоящую подсадную камеру или проще говоря пресс-хату.

Глава третья: Тюремная романтика.

Пресс-хата – это камера в тюрьме, или помещение в концлагере, которое используется для морального и физического подавления человека. Это самая настоящая камера пыток, в которой к физическому страданию узника прибавляется еще психологическое и нравственное.

«Зеки в таких камерах живут богато, на широкую ногу. Тут у них и связь с внешним миром и прочие блага: и ковры на стенах, и телевизор, и интернет. Чувствуют они себя в таких приближенных к воле условиях, фривольно и комфортно. И единственное, что от них требуется в обмен на все эти поблажки, — это «лютый» пресс любого заезжего гражданина по наводке. Можно чайком разболтать на показания, а если не захочет делиться историей, можно и физически спросить».

— Бывший заключенный

Подсадные зеки, в уголовном мире называемые попросту «козлами», также выбивали из Виктора информацию, но уже более простыми методами: чрезмерно увлекшись, горе-сокамерники даже выбили Виктору зуб и отбили почки, но ни единого слова они от него так и не добились.

«Козлов» нормальные сидельцы ненавидят, это одна из самых презираемых каст в арестантском сообществе»»

— Заключенный

Стараниями «козлов» Коэн оказался в больнице при СИЗО где ему пришлось пролежать целый месяц, после чего его перевели в обычную камеру, а избиения на время прекратились.

Глава четвертая: Да здравствует наш Суд! Самый гуманный Суд в мире!

В течение следующего полугода следствие усиленно готовило доказательную базу, которая при более детальном рассмотрении больше напоминает пачку чипсов «Lays», так как на 90% состоит из воздуха. Следователи изъяли останки покрышек с места происшествия, которое на самом деле является простой поляной для семейного пикника, и предоставили их экспертам. Эксперты, в свою очередь, исследовали «улики», но никаких следов сожжения человеческого тела не обнаружили.

Также эксперты открестились и от заключения по этому делу, так как в деле об убийстве нет и намека на жертву, что само по себе уже не входит ни в какие рамки. Впрочем, судью, решающую на данный момент судьбу Виктора, такая мелочь как отсутствие жертвы в деле об убийстве не слишком смущает. Непреклонная в своем решении, она готова посадить любого за галочку в количестве успешных судебных разбирательств.

«Невероятно, что имеют место быть еще такие случаи, читаешь иной раз, и волосы дыбом встают».

— Правозащитник

Еще одним действующим лицом этой истории оказалась и прокуратура, которая в ответ на заявление о превышении следователями своих должностных полномочий и нанесении здоровью подследственного тяжкого вреда, удивленно хлопает глазами и говорит: «Какое превышение полномочий? Состава преступления в действиях «доблестных» следователей не обнаружено. Все законно. Они у нас молодцы. Трудяги. Стахановцы. Раскрываемость повышают».

За время проведения всех этих бесконечных судебных разбирательств оказались потеряны, а точнее просто вынуты из нужной папке все неудобные документы, видеозапись из супермаркета и показания полиграфа. Абсурдность этого дела заключается еще и в том, что родные и близкие пропавшей Галины не имеют к Виктору абсолютно никаких претензий, более того, они хором в один голос твердят, что она уехала за границу, но суд оставляет их заявления без внимания. Свидетелей у следствия по этому делу просто нет, точнее есть, но это или те самые стахановцы, или избивавшие Виктора в СИЗО «козлы». Даже сейчас, возможно пока вы читаете этот текст с ним проводят очередные «следственные мероприятия».

Коен1
Эпилог: Куда же мы катимся?

13 Июля люди несогласные с таким поведением органов правопорядка вышли на митинг, под лозунгом #СвободуКоэн. И лозунг этот стал не просто призывом отпустить и перестать пытать невиновного человека, а своего рода просьбой − остановить полицейский беспредел. Да и на самом деле, вся правоохранительная система нашей страны замерла в далеких девяностых. Может для кого-то это станет внезапной новостью, но только у нас в России, у полицейских есть месячный план, как у каких-нибудь менеджеров по продажам.
На данный момент дальнейшую судьбу Виктора предугадать практически невозможно. Виктор по прежнему находится в СИЗО, а Татьяна, жена Виктора, сейчас борется за невиновность своего супруга и даже намерен посетить передачу «Жди Меня», дабы найти «убитую» Галину.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook