Эксклюзив

«Тупо развлекать россиян — это преступление». Татьяна Фролова, режиссер театра КнАМ

Опубликовано 04 ноября 2014 в 18:27
0 0 0 0 0

mofxSDnYjEYНе так давно театр КнАМ дал пару спектаклей во Владивостоке. Это было в Театре оперы и балета, да еще и бесплатно, поэтому если вы всё пропустили, то жаль вдвойне.

Если вы впервые слышите название «КнАМ», объясняем – это первый некоммерческий независимый театр в России. Еще конкретнее – это группа свободных людей, которые делают то, что любят, — и на это очень приятно (и полезно) смотреть. Но знаете, что самое главное? Никакого пафоса, никакого высокомерия. Только интересные сценарии, мудрость и человечность. И так уже 29 лет.

Почему мы вообще об этом пишем? Потому что режиссер театра – Татьяна Фролова – необычный и вдохновляющий человек, у которого есть чему поучиться. И все ниженаписанное – о ней, о её театре и о нашей с вами жизни вообще.

С чего и как начался театр для вас, Татьяна?
Для меня он начался в три года (ну, скорей всего — еще раньше, когда я пела и танцевала перед взрослыми), но в три года я уже выразила себя как режиссер: в детском саду выстраивала с другими детьми игры-путешествия. До сих пор ярко помню одну из них, — мы выгородили какой-то корабль, все садились внутрь, а потом, когда мы плыли куда-то, с нами случались разные непредвиденные события.
Когда воспитатель сообщила маме о моих скрытых способностях , — я ощутила гордость за свой дар увлекать людей игрой. Потом создала дворовой театр: мы выступали в моём подъезде, а зрителей набивалось со всего двора, и все сидели амфитеатром на ступеньках. Потом был школьный театр, и уже позже, в институте, я ставила дипломный для курса…Знаете, кажется, театр был «зашит» в моих генах еще до рождения…

Много ли гастролирует КнАМ?
Если учесть, что в этом году 21 декабря театру КнАМ исполнится 29 лет — то немного, в России — так вообще точечно: Москва, Пермь, Хабаровск, Сахалин. Много — это только в последние лет пять за рубежом, а до этого мы сидели тихо в лесу и работали-работали-работали…

Где вас принимают лучше всего?
Во Франции, конечно. Русские очень близки по реактивности к французам, только у русских больше жадности, поэтому они такие напряжённые и несчастные. А во Франции мы чувствуем большую открытость простого зрителя! Они приветствуют нас на улицах, даже в больших городах, и, что самое показательное, — нас смотрят даже техники театров и потом приводят своих родственников.

Кто ваш зритель? Каким вы его видите?
Человек с сердцем. Это — идеальный зритель. В одном зале, на одном спектакле иногда можно увидеть и пожившего пенсионера, которому за восемьдесят, и ребёнка лет десяти, а потом, на обсуждении (мы всегда устраиваем обсуждение со зрителем, нам для совершенствования это просто необходимо), так вот — на обсуждении и старый и молодой говорят о потрясении и своих очень трогательных смыслах, которое им открыл наш спектакль, иногда они даже спорят друг с другом… Мне кажется, это — идеальная ситуация для театра — когда в зале очень разношёрстная публика, которая к концу спектакля становится единым целым и выходит в фойе с одинаково «задумчивыми» глазами.

Как в целом зрители реагируют на ваше творчество? Были ли какие-нибудь реакции зрителей «из ряда вон»?
Мы потратили 29 лет на то, чтобы научиться управлять реакцией зрителя. Но иногда, конечно, случаются проколы. Например, когда зрителя «сгоняют» на спектакль или раздают «подарочные» билеты, не объясняя, что их ждёт в театре. Сами мы никогда не занимались этим, считаем это неправильным — искусственно заполнять зал и поэтому мы боимся такого зрителя, иногда даже можем остановить спектакль и попросить людей, неадекватно реагирующих, выйти из зала.

Понимаете, всё настоящее искусство построено на обнажении скрытого. Искусство — это зеркало общества, оно выводит всё на чистую воду. Но когда люди не хотят чего-то видеть, они злятся на того, кто это им показывает.

«Это ужасно!» – кричат они, нападая на спектакль, в котором не к чему придраться. Но, конечно, за годы работы, мы немного уже привыкли, что когда в наших произведениях открываются глубины человека, у тех, кто за этим наблюдает, может возникнуть реакция отторжения. И мы научились справляться с этим. Иногда очень жёстко — если зритель позволит себе недостойное поведение — мы остановим спектакль и будем себя защищать.Однажды, еще на заре нашей работы, во время спектакля по пьесе Дмитрия Пригова «Черный пёс», актёр остановил спектакль, подошёл к громко комментирующему по ходу пьесы критически настроенному зрителю и предупредил его, что если он будет так себя вести — его выведут из зала. И как вы думаете, чем закончилась эта история? Конечно — несчастный был выдворен из театра после очередного громкого критического замечания, а потом актёры доиграли спектакль и люди их долго благодарили аплодисментами.

Актеры, которых мы видели во Владивостоке – это те, кто был в КнАМе с самого начала? Были ли они основателями театра вместе с вами, или они пришли со временем?
Те, кто делал первый спектакль КнАМа — они по разным причинам оставили театр. Но пришли другие, с которыми мы продолжаем — с Володей Смирновым мы уже 28,5 лет, с Володей Дмитриевым 28 лет, с Еленой Бессоновой — 25 лет, с Дмитрием Бочаровым 22 года… Тоже немалый срок, правда?
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Как вы относитесь к современному искусству? В частности к современному театру
Я обожаю современное искусство, современный театр — не исключение.

Вы как-то сказали: «Куда сегодня движется человек…. к примитиву, к минимализации, к своей естественной животной природе. Для меня такая культура самоуничтожаема». Как вы считаете, это нормальный сценарий развития человеческой культуры или непредвиденный поворот, ошибка?
Это я говорила в 1999 году. Это актуально и сейчас и это то, что вы можете наблюдать уже в реальности. Люди по большей части сегодня думают только о себе, о своей жизни за дверью собственной клетки: что происходит на площадке или во дворе их уже не интересует. У нас около подъезда всё чаще вы можете видеть брошенные мешки с мусором — человеку всё равно, кто будет нюхать его мусор, и, кто знает, может, уже завтра он сможет спокойно вас убить, если вы сделаете ему замечание.
Причем он не будет думать о вас, вы — как ДРУГОЙ — вообще не в его поле зрения. Во Владивостоке один молодой мужчина, пришедший по «подарочному» билету, и которому очень понравился спектакль «Сухобезводное», сказал на обсуждении, что благодаря нашему спектаклю он впервые подумал о том, что на зоне — тоже ЛЮДИ. Понимаете???
До этого спектакля он вообще не думал, что там кто-то сидит и страдает! Поэтому мы, как театр, никогда не позволим себе потратить ваше время просто развлекая вас! Понимаете?

Я вообще продолжаю считать, что сегодня тупо развлекать россиян — это преступление, такой путь ведет только к деградации нации, а в конечном итоге — к исчезновению России.

Что на ваш взгляд нужно делать людям, чтобы вылезти из этого? И нужно ли вылезать?
Нужно учиться думать и самостоятельно делать выводы, чтобы осознанно принимать решения для действия. Думать — это всегда больно, неприятно. Но это — единственный путь БЫТЬ. Наш театр помогает людям начать думать. Вот и вся наша миссия.

Считаете ли вы себя отличной от остальных? В любом смысле. В чем, если да?
Да, конечно. Мне повезло чуть больше, чем многим другим — во мне при рождении уже была «впаяна» микросхема таланта распознавать ЖИВОЕ и МЕРТВОЕ. У многих такого дара нет — поэтому они «питаются» мертвечиной, воспроизводят, приумножают ее и распространяют. Причем, независимо от рода деятельности — работают они в театре или в сфере обслуживания…

Что, по-вашему, самое главное в жизни?
Видеть, ощущать — быть внимательным в каждом моменте. Если ты «скользишь» по людям, ты не видишь их, и, как результат — ситуация всегда кажется тупиковой. Как только ты перевёл зум, «навёлся» на человека — сразу всё решается, ты можешь моментально понять, почему человек кричит или смеется — и ситуация как будто сама раскрывается, она сама подсказывает тебе правильные действия. И при этой внимательности, конечно, очень важно каждый день тренировать свое сердце любить, даже если тебя обижают. Потому что кроме Любви — вообще ничего больше нет стОящего в этом мире…

Ваша жизнь вне театра. Чем еще любите заниматься?
Если закрыть глаза и представить, что у меня есть свободное от театра время — ммм… Первое, что мне интересно — это рисовать! Я учусь сама. По книгам. Но процесс этот долгий, так как мало времени есть для «себя». Но я не боюсь показывать свои наброски, рисунки, этюды: я их собираю именно там, и отпускаю — я не храню бумажные варианты, разве только самые для меня восхитительные, но их чертовски мало.
Что еще? Ой… Много чего еще… Французский язык, перевод с французского, чтение, современный танец и ZUMBA — это мои фавориты, а на большее пока не замахиваюсь, иначе первое — театр — может пострадать, он не любит, когда я его предаю даже в мыслях, он сразу мне начинает мстить, он очень обидчив и я, если честно, почти никогда не даю ему повода усомниться в моей преданности и любви.

Ваши творческие планы
Выжить и сделать хотя бы еще один спектакль. Я не планирую на годы…

Как вам владивостокский театр оперы и балета?
Театр для меня — это прежде всего люди, сотканные из качественного человеческого материала. Если они есть — театр интересен для меня, меня трудно обмануть, я чувствую атмосферу между людьми по взглядам, начиная с вахтеров и охранников. А ваш Театр оперы и балета останется в сердце благодаря нежной улыбке Татьяны Рекачевской, помощника режиссера, которая все гастроли была с нами и решала все проблемы. Также я хочу благодарить бесконечно Владимира Трифонова — мастера по свету, за профессионализм и преданность Театру. Ну и невозможно забыть такого обаятельного Алексея Костюка, ведь талант видно сразу — он открыт, он даже посмотрел наши спектакли. У театра оперы есть будущее, потому что есть эти люди.

Можно ли увидеть вас в качестве актрисы в одной из постановок? И вообще, играли ли вы на сцене?
Однажды актриса, с которой мы репетировали «Гедду Габлер», внезапно уехала из города. Нам было так жалко не родившийся спектакль, что мы решили — нужно продолжать! И я ввелась на роль Гедды. Но вообще-то это дурной тон, когда ты сам ставишь и сам играешь, я не люблю такие штуки, всё-таки, это две разные профессии и совмещать их не хорошо.

Кто те люди, чьи письма зачитываются в спектакле «Любовь»? Как вы на них вышли?
Это в большинстве — друзья театра, но многих я знала только по интернету, они просто откликнулись на нашу просьбу — поделиться своей историей прерванной любви. Мы обратились к людям, просто написали во всех соц.сетях, и они нашли нас сами. Я очень благодарна им за вклад в создание спектакля «Любовь»! Из тех, кто откликнулся, много россиян, но есть также жители Америки и Канады, Мексики и Франции, Сингапура и Китая.

Нашли ли вы свою вторую половину?
Мне кажется, да… Но ведь ты всегда неуверен, только смерть может окончательно поставить точку и вынести приговор: «Да, вот именно он был её половинкой, именно его она любила до гробовой доски…». А пока человек жив, такой уверенности нет никогда и ни у кого, только у глупого или ограниченного человека… Даже театр может наскучить (о, сейчас даже сама мысль об этом кажется мне невозможной!). Самое важное — найти эту половинку сначала в самом себе, полюбить, принять и быть счастливым с тем, внутренним собой, тогда ты сможешь быстро отыскать своё зеркало уже в реальности…

Что бы вы рекомендовали посмотреть-почитать-послушать людям?
Посмотреть в глаза тому, кто сейчас рядом, долго, в течение 5 минут, проникая внутрь человека, послушать его (ее) тембр, вникнуть в смысл произнесенных слов… Даже если это ваш враг или совсем для вас незаметный человек! Представить, что этот случайный человек, который сейчас напротив вас – он именно и есть самый главный человек в вашей жизни, и он должен вам что-то очень важное передать, чему-то научить! А потом – распространить это на всех, кто встречается на вашем пути. Учитесь читать реальность: за кажущейся обыденностью и серостью скрываются такие истории и чувства, которые никакое искусство не сможет вам дать.

Жизнь – круче всего арта вместе взятого! Просто без тренировки внимания она ускользает, мертвеет… Да и вы сами не заметите как превратитесь в вечно недовольное, несчастное, одинокое существо.

И, конечно, есть много книг, которые я бы рекомендовала, одна из них – «Книга о любви: счастливое партнерство глазами буддийского ламы» Оле Нидала, а также, для тех, кто хочет быстро возродить в себе когда-то потерянное творческое начало, советую прочитать книгу “Путь художника” Джулии Кэмерон.

Сайт Татьяны с щебечущими птицами: tatianafrolova.com
Livejournal: t61.livejournal.com
фролова

0 0 0 0 0