Эксклюзив

Свое дело: танцевальная студия MUZZZONE

Опубликовано 13 мая 2015 в 20:20
0 0 0 0 0

На этой неделе в рамках рубрики о молодых городских бизнесменах «Свое дело» наше внимание привлекла молодая мастерская танца MUZZZONE. Мы поговорили с руководителями проекта танцорами Максимом G-Ace и Романом Пленковым о методах преподавания в их студии, стеснении учеников и о том, что же такое танец.

CNhVK6pIdJc

Слева — Максим, занимается танцами уже шесть лет. Начал свой путь с «Todes», но прозанимался там только три месяца, после пробовал много других студий, пока не нашел ту, что оказалась по душе. Справа — Рома, танцует пять лет. Впервые попробовал себя в этом деле в танцевальном лагере «Танцы без границ», куда попал совершенно случайно.

Расскажите историю создания школы.

Максим: Мы тренировали в другой студии, но там у нас не сошлись взгляды с другим руководителем. Так появился MUZZZONE. Здесь мы стараемся воспитать в учениках личность и развить их положительные качества.  Знаете, как говорят, недостатки превратить в достоинства. Поэтому мы называемся «мастерской танца»: основная наша задача слепить из учеников хороших танцоров.

главное в танце — это музыка

В чем отличия между вашей мастерской и остальными студиями в городе?

Максим: Мы не ведем тренировки в их классическом понимании. Когда тренер показывает движения, а ученики просто их повторяют, они в итоге становятся похожи на своего педагога. Здесь нет: мы стараемся найти подход к каждому индивидуально. В итоге у нас вырастают разные танцоры, каждый со своими «фишками». От такого метода преподавания мы получаем больше отдачи и удовольствия. Вместо армии одинаковых учеников у нас собирается небольшая команда, в которой каждый обладает своим особенным танцевальным стилем.

А есть безнадежные ученики?

Максим: Нет, конечно. Таких людей не бывает.

Рома: Здесь, как и в любом другом начинании, случаются сложности. Но главное — их преодолеть, и все получится.

Рома: что я чувствую, когда танцую? чувствую, что я стремный.

У меня был опыт занятия в танцевальной студии, и я сдалась через три месяца, не замечая прогресса.

Максим: Видимо, тобой не занимался тренер. В общей группе прогресс достигается очень медленно, когда занятия идут полтора часа, три раза в неделю сложно уделить достаточное внимание всем ученикам. В нашей студии мы тренируем каждый день и разрешаем танцорам ходить на все тренировки, даже если у них абонемент в определенную группу.

vF6VX9XQZps

Класс. А какие направления вы преподаете?

Рома: Hip-hop. Но кроме нас есть еще девочки-тренеры, они преподают dancehall, booty dance, stretching, hip-hop для новичков.

Какие советы вы обычно даете ученикам?

Максим: Не стесняться. Как только стеснение уходит, все начинает получаться. Необходимо раскрепоститься. Второе, также вытекает из стеснения, — не становиться в последнюю линию. Стоя там, танцор почти ничего не видит и потом у него ничего не получается.

А если невозможно преодолеть свое стеснение?

Максим: От занятия танцами оно все равно пройдет. Просто кому-то для этого нужно больше времени. Но чтобы его сэкономить, лучше просто отбросить это чувство и начинать заниматься в полную силу с первой тренировки.
hh-Ymouy8FM
И как с таким чувством удается преподавать?

Рома: Всегда есть куда расти, и когда ты перестаешь чувствовать свою несовершенность, этот рост прекращается.

Рома: Танец — это образ жизни. Даже жизнь. С каждым движением танцор проживает маленький отрезок жизни, в котором он может воплотить абсолютно все.

У вас уже есть план по дальнейшему развитию мастерской? Обычно все студии ограничиваются открытыми уроками, чтобы ученики продемонстрировали свои навыки друзьям и родителям.

Максим: Постановочные танцы – это совершенно не прикладное дело. Мы создаем команду, чтобы участвовать с ней на российских, а затем и на международных батлах. Пока в команде четыре человека.

 

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook