Эксклюзив

Пойдем покурим: Desert’s mind

Опубликовано 02 октября 2014 в 15:11
0 0 0 0 0

После суетной репетиции все дороги ведут в курилку. Перед вами − незамысловатая перекурная болтовня с командой Desert’s mind. О ситуации на Украине, Майкле Джексоне, их собственном творчестве и вообще обо всем на свете.

загруженное

Кто чем занимается помимо музыки?
Басист Алексей Корянов: Я айтишник, сисадмин.
Барабанщик Оскар Шадовский: Я работаю в банке айтишником.
Гитарист Егор Волокитин: Я учусь в магистратуре на электроэнергетика.
Вокалист Алексей Чепинога: Я работаю в банке и работаю звукоинженером.
Гитарист Андрей Обычный: Я дома играю в компьютерные игры и онанирую…

Какими успехами музыкальными уже можете похвастаться?
Чепинога: Когда-то давно мы собрались в хате на пятом этаже, где не было ничего, кроме кучи пылюки, и запилили там очень кривой отстойный альбом. Сейчас мы его переписываем в нормальном качестве. Доделаем это и будем EP дальше писать. А пока выступаем во Владивостоке. У нас уже есть фанат в Финляндии, он все ждет, когда мы ему альбом вышлем. Пообещали, что перепишимся и вышлем. Он нас на фэйсбуке сам нашел.

Любители ли пить алкоголь до концерта, после концерта и во время репетиций?
Чепинога: До и после концертов да, а на репетициях мы не пьем, там надо быть трезвым, чтобы на концерте выпить и ровно играть.

Что это за палка, в которую Егор поет на обложке Motherfucker? И что за мужик на A Hobo With a Shotgun − откуда вы его взяли?
a3768684685_2 a4047114305_2
Волокитин: Это фотография из душевой кабинки, палка – это сам душ.
Чепинога: Обложка A Hobo With a Shotgun – это картинка с постера фильма «Бомж с дробовиком», это Рутгер Хауэр на нем.

В чем, по-вашему, секрет трепетных и долгих отношений?
Волокитин: Во взаимопонимании…
Чепинога: Я не знаю, я с Аней уже лет 8 – понятия не имею, в чем секрет отношений! У нас все хорошо. Надо дружить! И чтобы всегда было о чем поболтать.
Обычный: Надо, чтоб аккаунт в Steam’е был у обоих.

Как вы избавляетесь от вредных привычек?
Чепинога: Я никак от них не избавляюсь!
Обычный: Привычка не вредная, если она нравится.

Почему вы не уехали в Питер и вообще остались здесь?
Корянов: А в Питере что делать? Во Владивостоке есть куда двигаться в плане музыки, а в Питере все придумано до нас.
Волокитин:

Питер коварный, не такой, каким кажется в первый раз. Он обостряет чувство одиночества.

Хотя, город хороший, может и уеду, но не сейчас.

Как вы относитесь к творчеству Майкла Джексона?
Волокитин: Ну, он умер, наверное… И детей любил он очень. Музыка у него душевная.
Чепинога: До того, как он стал пришельцем или после?
Корянов: Творчество Майкла Джексона – прекрасно.
Чепинога: У него было больше «госпела», когда он был черным, а когда он белым стал – душевней стало.
Обычный: Отлично отношусь, просто отлично…

Вопрос на миллион: вы верите в Бога?
Чепинога: Нет.
Корянов: Нет, не очень
Шадовский: Нет. Я верю в высшие силы
Волокитин: Нет.
Обычный: Ммм… Нет.

Как вы относитесь к людям, которые проращивают гречку, едят овощи и не едят мясо?
Корянов: Мы ненавидим веганов. Да, Андрей?
Обычный: Я к ним отношусь так же, как к Богу.

Что надо делать для того, чтобы быть красивым?
Чепинога: Я и так красивый!
Корянов: Надо стать Печкой (прозвище вокалиста – ред.)
Шадовский: Я уже стал!
Обычный: Мне родиться надо заново, чтоб красивым стать…

Как у вас пишутся песни?
Чепинога: Сначала Егор пишет музыку. Мы собираемся, он что-нибудь придумывает и начинает играть. Потом это все более-менее образуется в композицию. Потом Егор скидывает мне текст −либо на русском, либо на том, что Егор считает английским. Я потом все равно текст перевожу на нормальный английский.

Есть ли у вас мечта выступить где-то в конкретном месте в мире или с какими-нибудь музыкантами?
Почти хором: Burning man!
Чепинога: Это фестиваль в Неваде. В пустыне.
Корянов: Во время феста там ставят большое чучело человека и потом сжигают.
Волокитин: И все под кислотой…
Шадовский: Нам надо сначала на площади бы во Владе.

Есть такая владивостокская группа, которую вы с удовольствием слушаете?
Шадовский: Ёрш!
Чепинога: Мне «Мо» нравится, они порой что-то хорошее выдают.
Корянов: Давайте вспомним группу Candymakers. По-моему, это была единственная достойная группа в этом городе. Но их уже давно не существует.
Чепинога: Candymakers да, отличная группа.
Волокитин: Mari Mari (хохочет). И Андрею нравится.
Обычный: Mari Mari уже давно скатились.

Ваше мнение о ситуации на Украине
Корянов:

Когда хохлы очень сильно ненавидят Россию, ты просто им говоришь: «Ребята, я живу во Владивостоке: я езжу на японских машинах, у меня руль – справа, я ем пянсе, пью «Милкис» и, как бы, мне плевать на вашу Украину, на ваш Крым – он мне не нужен».

Я никогда не поеду в Крым, потому что это тупо! Я могу путешествовать по разным прекрасным странам – зачем мне ехать в Крым?
Чепинога: А я знаю, почему нам Крым крайне нужен. На данный момент мы контролируем Черное море, и американцы не могут держать там свои корабли дольше 21 дня. Поэтому они их туда постоянно пригоняют и отгоняют, и каждый месяц мы слышим новость: «Господи! Американцы ввели корабль в Черное море!». На самом деле они приводят новые, уводят старые, потому что, если они не уведут свой корабль, мы можем по закону его расхерачить. Вот и все. Именно поэтому, черт подери, Крым нам нужен.

Собака все подтвердила

Слушать: http://desertsmind.bandcamp.com/

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook