Эксклюзив

Платный секс старого Владивостока

Опубликовано 02 июня 2015 в 22:37
0 0 0 0 0

Проституция во Владивостоке появилась вместе с его основанием и стала, по сути, первой женской профессией на берегах Золотого Рога. А первыми ее представительницами стали ссыльные поселенки и солдатки. В нашем материале — о публичных домах старого города, их отношении с государством, соблюдении «качества товара» и шпионских играх в борделях.

миллионка.JPG

 

женщин не много, значит, надо насиловать

На заре становления Владивостока женщин в городе почти не было, а посему на каждую вновь прибывшую даму сразу же обращалось пристальное внимание противоположного пола. Даже спустя более 20 лет соотношение женского пола к мужскому составляло 1:10. Поэтому были не редки случаи, когда изнасилованию подвергались даже малолетние и беременные женщины.

Первые владивостокские женщины легкого поведения не особо привередничали и за предоставление своих услуг на первых порах могли запросто обойтись выпивкой и закуской. В основном они были из крестьянского рода, но, случалось, на них делался бизнес (нередко мужьями и даже отцами девушек). Немного позже в рядах местных проституток стали попадаться мещанки, женщины из интеллигентской среды,  опустившиеся на городское дно в силу различных обстоятельств.  Лишь к концу XIX века во Владивостоке стали встречаться японские, китайские и корейские представительницы древнейшей профессии.

разврат в пивнушках и гостиницах

Так со временем во Владивостоке начали открываться дома терпимости. Они располагались практически по всему городу, но наибольшая их концентрация была в центре: по  легендарной «Миллионке», по  улицам Семеновской, Фонтанной, Пекинской и Корейской. Здесь же нередко баловались и наркотой — действовали подпольные опиекурильни.

Хозяева «публичек» были обязаны платить налог с каждой девицы в городскую казну, а так же следить за «качеством товара», для чего работниц  данного заведения периодически подвергали медосмотру при полицейском управлении. Кроме того, было немало и подпольных домов свиданий и просто путан – одиночек, не афишировавших свой промысел и, соответственно, не вносящих ничего в казну и не проходящих медосвидетельствования.

Тайным развратом занимались в кабаках, пивнушках, ресторанах и, конечно же, в гостиницах. Периодически их пыталась отловить полиция, но далеко не всегда это удавалось.  В то время, местные газеты не редко писали в хронике происшествий, что очередная облава на подпольный притон оказалась неудачной. Уже в то время за материальное поддержание определенных связей, можно было избежать не желательной участи быть раскрытыми.

когда твоя девушка больна

Проститутки, работавшие на дому, находились в опасности по обе стороны баррикад.  С одной стороны, их некому было защитить от нерадивого клиента, с другой — всегда могла нагрянуть полиция. Не редкостью были и примерные наводки от врачей, когда несколько больных приходили с венерическими заболеваниями и ссылались на одну и ту же «возможную причину» болезни. Так же известны случаи, когда ревнивые мужья, прознав о деятельности своей возлюбленной, прибегали к крайним мерам. Например, один чиновник нижнего звена, застав свою жену за изменой, попросту зарубил любовника, а жену сильно покалечил.  Говорили, что у нее были отрублены нос и уши. Другой случай так же не обошелся без жертв, но причиной тому была безответная  любовь как-то раз погостившего моряка.

ул. Китайская — одна из улиц старого Владивостока с большим количеством борделей

свои больницы с блэкджеком и шлюхами

В 1891 году началось строительство Великой Сибирской, или, по-нынешнему, Транссибирской магистрали. И тогда же, как бабочки на огонек, к нам начали съезжаться проститутки со всей России и зарубежья. Таким образом, и удовлетворялись половые потребности тысяч строителей железнодорожного пути, среди которых преобладали каторжники и ссыльные поселенцы. Проститутки старались заработать не качеством «обслуживания», а количеством, получая доход “с оборота”, что сбивало цены до минимума, ну и, конечно, приводило к вспышкам различных венерических заболеваний.
К слову о вспышках венерических заболеваний. Как ни странно, но в то время у местных «жриц любви» была своя больница в городе, в которой лечиться могли исключительно проститутки, так как деньги на это медучреждение и его содержание выделили владельцы местных борделей.  Флотский госпиталь не мог взять на себя всех больных, да и с «падшими женщинами» дел иметь не хотел, поэтому держатели публичных домов приняли подобное решение.

Публичные дома, так же использовали и в целях шпионажа. Особенно активно дома терпимости, хозяевами которых были граждане Японии, использовались в шпионских целях в начале ХХ века: при подготовке и в ходе русско-японской войны 1904-05 гг. Господа офицеры Сибирской флотилии и армейских частей Владивостокской крепости, попадая в объятия японских гейш, таяли и развязывали языки по темам, не предназначенным к огласке. И теперь уже попадались в сети спецслужб, страны восходящего солнца.

секса в советском союзе не было, вензаболевания — были

Подобная практика продолжала использоваться и в советское время. Ветеран ТОФ, подполковник в отставке С.Ф. Иванов, приехавший в 1932 г. строить новый советский флот на Тихом океане, как-то рассказывал:

“Прибытие во Владивосток тысяч молодых здоровых парней вызвал эпидемию венерических болезней, был такой грех… Госпиталь, лазареты, больницы переполнились больными краснофлотцами. Я не могу объяснить почему, но в городе оказалось тогда довольно много женщин легкого поведения… При этом многие из этих дам, предлагая себя морякам, как бы взамен на это пытались ненавязчиво разузнать у них различную информацию военного значения… Все это не могло не насторожить чекистов и политуправление флота. Чтобы пресечь эпидемии вензаболеваний и выявить таких любознательных особ, в начальство стали подбираться краснофлотцы с высокими морально-политическими качествами. В число таковых попал и я. Нам ставилась задача путем знакомства во время увольнения с женщинами выявлять среди них проституток и вероятных агентов белогвардейского центра в Харбине. Порой в политуправлении нам сразу давали адреса, где проживали подозрительные особы, чтобы мы, не теряя время, вступили с ними в контакт и проверили их…

Особенно кишела проститутками и различным криминальным сбродом знаменитая Миллионка. Нам, краснофлотцам, меньше 2-3 человек строго запрещалось заходить в этот квартал. Здесь запросто мог сгинуть человек, и концов его никто и никогда не отыскал бы, ведь, как до нас доводили, под Миллионкой был целый подземный город с тайными ходами и лабиринтами на многие километры. Нас на Миллионку со спец-заданиями не посылали…”

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook