Эксклюзив

От первого лица: Я – оператор ОТВ-Прим

Опубликовано 06 октября 2014 в 18:56
0 0 0 0 0

TVR продолжает цикл публикаций о жизни представителя какой-нибудь профессии. Через объектив камеры этого человека каждый день по ОТВ-Прим мы видим кусочек нашей приморской реальности. Знакомьтесь, великолепный Костя.
pe0-T4hImvA
Меня зовут Константин Селезнев, и мне нравится снимать. Я работаю оператором уже 7 лет, сейчас − на ОТВ-Прим. Начал я в маленьком городке в Хабаровском крае – Амурске, потом переехал в Комсомольск-на-Амуре, и потом уже во Владивосток. Меня научили всему: и монтировать, и новости вести, и писать, но больше всего мне понравилось операторство. Наверное, потому что я технарь.
Начну с того, в чем заключается моя работа. Помимо съемки она заключается в том, чтобы определить, что снимать. Ведь камера в принципе и сама снимать может – поставил ее, и она снимает. Именно поэтому на съемки ездят два человека – журналист − понимает, что писать, оператор – что показывать.
С чего начинается мой рабочий день? На ОТВ-Прим с того, что я прихожу и смотрю свое рабочее расписание. В нем написано кто во сколько, на какие съемки едет, с каким корреспондентом, с каким водителем и так далее. Мы его называем гороскоп. После гороскопа мы обсуждаем съемки с корреспондентом, и уже после этого в зависимости от задачи комплектуем кофр – это специальная сумка со всякими микрофонами, шнурами и т.д.

Начинается съемка, и ты понимаешь: зритель увидит то, что увидишь ты.

Если снимаешь о какой-нибудь проблеме, то фактически снимаешь свое собственное видение. И это самое классное в работе – ты можешь своим видением делиться с другими. Как ты видишь проблему – так ты ее показываешь, и люди смотрят.

Когда снимаешь, все твое внимание приковано к видоискателю. Все, что не входит в кадр тебя волновать не должно. Но так не получается никогда! Потому что если не смотришь по сторонам, кто-нибудь обязательно залезет в кадр, захочет помахать, кто-то может встать рядом с камерой и по телефону начать разговаривать… Когда человека пишешь – вообще не слушаешь, что он говорит, следишь только за картинкой – « Пересвет, ага, фокус, фокус…» А когда долго снимаешь, можешь позволить себе думать вообще о чем угодно, даже в телефоне покопошиться. Для меня самое главное, чтобы какие-нибудь интересные кадры сохранились, например, если кошечку снял 🙂
dltBhhvA-pM
У оператора должна быть твердая рука, чтобы плавно двигать камеру. Но когда приближаешь сильно, плавно никак не получается, все равно будет тряска. У меня есть одно ноу-хау: я придумал надеть на штатив резиночку и потихонечку тянуть за нее, − она колебания от руки смягчает. Я пробовал так много раз – классно получается, и резиночку все время с собой носил. Но потом она потерялась.

Камера оказывает магическое действие. Если направил камеру на человека – он тебя слушается. По-любому.

Во время работы приходится сталкиваться со всяким. Тут и боязливые люди, которые даже коротенькое интервью записывают часами, порой агрессия. То, что нам бывают не рады – это еще цветочки. Порой и ругаться приходится. А порой, особенно, когда в удаленные уголки края приезжаешь, люди так рады − «Ничего себе! Телевидение приехало!», − очень тепло принимают, расспрашивают.
Самое смешное случается на блиц-опросах – это когда корреспондент на какую-нибудь тему задает прохожим вопросы. Этой весной был случай: мы пошли на опрос по поводу соцсетей. Обычно мы ходим в Центре, по Суханова. Подошли к компании молодых людей, видно было – парни веселые, спрашиваем: «Какими социальными сетями вы пользуетесь и почему?». Один из них подумал и такой: «Ммм… МЕГАФОН!» Я ржал, не мог удержаться.
Бывали и страшные моменты. Даже не столько страшные, сколько захватывающие. Например, когда на стрельбы какие-нибудь выезжали, где громыхали огромные пушки. Или когда я парашютиста прыгающего с самолета снимал, −он перед прыжком как-то случайно зацепил меня ремнем, и меня из самолета в дверь тащило. Благо я привязан был, но все равно было страшно, в том числе за камеру.
twNgtPuGnUY
Работая оператором, мне удалось побывать в таких местах, где в обычной жизни не так-то просто оказаться. Ракетное хранилище, например – такая жуть! Целый подземный вымерший город. Очень клево там было.
Мой самый большой страх – не нажать кнопку REC во время какого-нибудь серьезного интервью. У меня пару раз так было. Ну, а в принципе,− что тут поделать? Можно, конечно, притвориться, будто внезапно камера затупила. Но на очень важных съемках такое не прокатит,− там ты быстро нажимаешь на кнопку и готовишься получать.
Самый главный плюс в работе оператора – это динамика жизни. За, допустим, полгода работы происходит множество событий в жизни, столько всего меняется! Каждый день съемки, новые люди, общение. И, к тому же, работа творческая. А к физической нагрузке привыкаешь – 20 кг не так уж и тяжело.
Минус работы – во времени. Нормированный рабочий день как бы есть, но тебя запросто могут дернуть часа в 3 ночи, если добираться до места съемки долго, а начать надо в 10 утра. А вообще, это супер работа! Еще в этой профессии неизбежно наступает потоковость. Оператор может уже десять раз съездить на один и тот же ежегодный сюжет. В нашем коллективе уже раз по десять все снимали 9 мая. Запал со временем теряется.
Зато есть другой, очень радостный момент. Ты снимаешь сюжет о какой-нибудь проблеме, и благодаря твоему сюжету эта проблема решается – что-то чинят, кому-то помогают. И это – большое счастье.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook