Госдума нового созыва будет гармоничнее предыдущих

0 0 0 0 0

Разворачивающаяся дисциплинарная реформа в Госдуме лишний раз доказывает справедливость русской пословицы о том, что не место красит человека, а человек место. В конечном итоге, казалось бы, косметические преобразования в парламенте могут привести к изменению его роли, как института в российской политической системе. Госдума с момента её появления в 1993-ом году постоянно эволюционировала. От места жёстких споров и схваток (в том числе имевших чисто физическое проявление) она довольно быстро пришла к статусу «рынка», где каждая из фракций ретиво торговалась с правительством за свои голоса, получая на этом политические и вполне материальные дивиденды. Поскольку это была слишком сложная схема для концепции «управляемой демократии», то торги постепенно свели на нет, заменив их понятным и послушным большинством. Дума стала «не местом для дискуссий».

Небольшой взрыв условной политической конкуренции 2011-2012-х годов, когда парламенту надо было отвоевать свою легитимность после не совсем честных выборов и серии митингов, быстро закончился. После него консолидация стала настолько полной, что голосовать «против», а тем более против правительственных законопроектов (кои и составили большинство законодательных инициатив предыдущего созыва) стало как-то даже неприлично. Госдума получила заслуженное прозвище «взбесившегося принтера», а свобода творчества и видимость конфликта ушли в полубезумные самостоятельные идеи и предложения отдельных депутатов. Ни у одной из них не было никаких шансов на прохождение в парламенте, но они здорово заводили общественное мнение и повышали узнаваемость того или иного народного избранника.

Новой Думе, а особенно человеку, стоящему у неё во главе, такой клоунский имидж, конечно, ни к чему.

Вячеслав Володин – политик серьёзный и амбициозный, зримо наслаждающийся публичностью, которая вернулась к нему с новой должностью. Ключевое слово, пожалуй, политик, потому что предыдущие спикеры (да, да, и даже Иван Рыбкин) таковыми никогда не были и через неоднократное горнило выборов в одномандатных округах не проходили.

В этом смысле вполне себе очевидна задача – заставить Думу работать на позитивный образ и репутацию её председателя.

Есть еще две смежных задачи. Обе связаны с нынешним составом ГД, вернее, с неимоверным большинством «партии власти» и окончательным оппортунизмом «системной оппозиции», возглавляемой несменяемыми «думскими старцами». Первая задача – доказать, или сделать вид, что люди не ошиблись, когда отдали три четверти голосов «Единой России». Вот теперь, мол, мы не будем штамповать всё подряд, мы будем делать качественное законодательство и будем не на 100% ложиться под правительство. Это важно потому, что даже если широкое население не очень следит за думской активностью, то всегда есть определённый слой наблюдателей внутри элиты, да и за пределами страны. Всё-таки совсем скатываться в «диктатуру» Россия не намерена (чтобы ни говорили западные медиа и политики), а для этого нужен «приличный» парламент.

Вторая задача – обеспечить полную управляемость этого самого большинства. Разумеется, что основная часть одномандатников прекрасно понимают, кому и чему они обязаны своей победой. Поэтому странные предположения о том, что появились в Думе наконец-то депутаты, которые будут думать о своем избирателе «на земле», не более, чем миф. Никак они от этого избирателя уже в течение будущих пяти лет не зависят, а для многих поход в одномандатный округ был не более, чем политической технологией, когда разменивали места в списках. Однако, наверняка, есть и те, кто пришёл в Думу на волне популизма из своих округов и пока ещё не остыл. Их надо оперативно и аккуратно встроить в существующую систему согласований. Тем более, что всё равно новичков надо учить – а образовательный процесс всегда импонировал и самому Вячеславу Володину, который и в партии, и в Администрации Президента прославился большим количеством организованных им учёб.

Пока Дума меняется процедурно, а не содержательно. Не дадут голосовать по доверенности, заставят ходить на заседания комитетов, распишут мероприятиями региональную неделю и т.п. Во главе аппарата встаёт жёсткий менеджер Татьяна Воронова. Кто-то из «старожилов» взвоет, но бунтовать не будет – это точно. А дальше, глядишь, дойдёт и до того, чтобы оценивать депутатов по модным нынче KPI (ключевым показателям эффективности) – количеству публичных выступлений, встреч с избирателями, числу выдвинутых и прошедших законопроектов и т.п. Это поможет выстроить ещё одну систему мотивации дополнительно к нынешней, построенной на принципе личной лояльности. По этим рейтингам всегда можно будет сказать депутату про «ничего личного», типа участия в следующих выборах, или поста в комитете не заслужил.

Однако, это тот случай, когда форма постепенно может начать определять содержание. И в сочетании с растущей технократичностью блока внутренней политики в Администрации Президента подобная «политизация» Думы как института может хорошо сработать на будущее. По крайней мере, есть хоть какой-то шанс, что даже с минимальным ростом влияния Госдумы сама система станет более устойчивой и сбалансированной, в том числе более готовой к отдалённому, но неизбежному моменту передачи власти в стране.

Политолог Дмитрий Поликанов

Источник: http://noteru.com/post/view/20861

0 0 0 0 0