Общество

Борцы за режим. Интервью с лидером «Стражей государства»

Опубликовано 10 октября 2016 в 21:04
0 0 0 0 0

Бунтарские настроения в пубертатном возрасте — явление вполне себе нормальное. Какой подросток не обвинял руководство школы, университета, города или страны в своих личных бедах? Другое дело, когда из подростка-бунтаря вырастает ярый сторонник действующей политической системы, желающий сделать её жестче и радикальней и сплотивший вокруг себя сотни единомышленников. TVR пообщался с лидером движения «Стражи Государства», скрывающимся под псевдонимом Бронислав Гулагов.

Кто такие «Стражи государства»?
«Стражи Государства» — военно-полицейская организация, объединенная строгой иерархией и принципиальностью взглядов, заключающая в себе идеи крайне авторитарного (тоталитарного) государства, милитаризма, военно-полицейской системы, вождизма и православного традиционализма.

Кто входит в состав движения? Кто эти люди и почему они выбрали это движение?
В состав движения входят люди из небогатых, обычных семей, таких индивидов я называю «дитя улицы». Выбирают данное движение преимущественно люди двух типов: во-первых, люди, уже отслужившие или служащие в силовых структурах, во-вторых, те, кому надоела нынешняя витающая в воздухе субкультура «протеста», которые желают посветить себя борьбе с оппозицией.

Как реагирует общество на вас?
Реагирует крайне агрессивно. В наш адрес шли высказывания такого содержания: «псы режима», «фашисты», «охранители», «новые черносотенцы» и так далее. Но я всегда всем говорю:

«Собака лает – караван идет»

6b7c3d23671927.57f573aec6379

Как проходит борьба?
Для начала нужно определить само понятие «борьба» и вектор этой «борьбы». Организация только строится, следовательно, пока идет борьба информационная, проходит разведка и анализ государственных врагов. Редко, когда дело доходит до столкновения или прямого воздействия на ту или иную группировку. Мы сначала предупреждаем, рассказываем о бессмысленности действий оппозиции. Многие это понимают после беседы, благо, сознательных граждан в нашей стране много.

С какими российскими движениями поддерживаете связь?
Ни с какими. Те, кто о нас знает, уже окрестили «прислужниками олигархов» и полностью отринули идею консолидации, считая себя борцами за так называемую социальную справедливость. Только военно-патриотические клубы и проекты поддерживают контакт и хотели бы сотрудничать на благо создание мощной единой системы гражданской инициативы внутренней безопасности государства.

Не боитесь так называемой «Ночи длинных ножей»?
Нет. В то время в Германии шла борьба ЗА власть, а мы защищаем уже НЫНЕШНЮЮ.

С началось движение для вас лично? Что к этому подтолкнуло?
С осознания своего места, понимания своего места в иерархии общества и желания укреплять свое государство. Очевидно же, что порядок будет наведен быстрее, если устремления государства и гражданского, хоть и военизированного объединения, найдут точки соприкосновения в защите государства. Во главе таких мыслей был конечно долг перед Родиной.

Вы милитаристское движение? Что для вас «милитаризм»?
Милитаризм лежит в основе нашей организованной силы. Всем известно советское определение милитаризма, как явления капиталистического, мы же даем новое понимание милитаризма: постепенная военизация общества, расширение роли армии в обществе, усиление ее влияния в государстве.

18cc4023671927.56354c05e1e60

У вас есть посты, посвященные российскими ракетами и участию российских войск в военных операциях. Вы не боитесь, что можете повторить судьбу Носика и получить обвинения в разжигании вражды?
У нас и у Носика совсем разные вектора: он приветствует и пропагандирует агрессивную войну, а мы утверждаем, что войны в силу человеческой психики, вечной напряженности в обществе и постоянных столкновений интересов будут всегда. Мы призываем готовиться к войне, а не пропагандируем саму войну.

Тоталитаризм считается страшной вещью. Его критикуют. С чем связана ваша тяга к тоталитаризму? Что вы понимаете под ним?
Тоталитаризм в нашем случае – это символ, символ порядка и чистоты, некий антипод нынешнему разгильдяйству, оппозиционному духу, жажде каких-то социальных сдвигов.

Если всякого рода революционеры и оппозиционеры впадают в крайности по поводу нынешней ситуации в стране, то и мы впадаем в крайности, но уже действуя на стороне государства.

В какой-то момент к тоталитарно-милитаристкой риторике добавилось православие. С чем это связано?
Связано с повышением в стране активности, численности и массовости сект, представляющие опасность для общества своей деструктивной структурой и идеей. Так как Православие является господствующей религией в стране, то тут уже работает принцип «клин клином вышибает». Одновременно с этим, православная вера бойцов «Стражей» исключает влияние сект и делает из них полурелигиозных солдат, а это приводит к двойной верности государству.

Как связаны миролюбивые положения православия и милитаризм?
Я бы не называл Православие мирной религией. Православие складывалось в России более тысячи лет, а за это время страна пережила множество военных конфликтов, и консолидирующей, духовной опорой наших защитников несомненно являлась Православная вера. Она укрепляет тело и дух, призывает бороться с врагами Отечества, учит благородству и чести.

Представьте, что нынешний строй по какой-то причине перестал существовать. Что будут делать «Стражи государства»? Охранять новое?
Безусловно. Государство – щит страны, каким бы он ни был. В этом вопросе мы принципиальны.

cb74d123671927.563422de89cda

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook